«Мы вмешиваемся тогда, когда от СК получить уже нечего»

«Мы вмешиваемся тогда, когда от СК получить уже нечего»

В конце февраля на страховом рынке разразился скандал: компания из топ-10 на рынке ОСАГО — «Лафорт» — исчезла. Найти ее не могут ни регулятор, ни клиенты. Тем, кто хочет получить страховое возмещение, предлагается обратиться в некую компанию «Финанс-Лайн». В то же время к потерпевшим обращаются представители компании «Маркс. Капитал» и предлагают им получить на руки часть причитающейся суммы. О том, какое отношение имеет эта компания к «Лафорту» и почему она выплачивает потерпевшим не более половины суммы страхового возмещения, директор «Маркс. Капитал» СЕРГЕЙ ПРОЦИК рассказал корреспонденту «Ъ» ВИКТОРИИ РУДЕНКО.

— Почему потерпевшим, которые должны получить выплату в СК «Лафорт», предлагают обратиться в компанию «Финанс-Лайн», а деньги им выплачивают в «Маркс. Капитал»?

— Компания «Финанс-Лайн» предоставляет страховым компаниям, в том числе «Лафорту», консультационные услуги — как технического ассистанса, так и по сбору документов у страхователей. Такую компанию выбирает непосредственно руководитель или акционер страховщика. Причин, по которым приходится прибегать к внешней помощи, несколько. Возможно, у страховой компании нет ресурсов, чтобы заниматься этим самостоятельно, или ее не устраивает качество предоставляемых ею же услуг.

— А какую роль играет компания «Маркс. Капитал»?

— «Маркс. Капитал» — факторинговая компания, которая предоставляет как классические факторинговые услуги, так и услуги по возврату возмещения, не выплаченного страховой компанией на основании договора цессии.

— Но вчера Моторное (транспортное) страховое бюро Украины (МТСБУ) рекомендовало автовладельцам воздержаться от сотрудничества с подобными компаниями, объявив их деятельность незаконной, и даже предложило обращаться в правоохранительные органы относительно таких случаев.

— Мы не берем на себя функции страховой компании. Мы предоставляем услуги клиентам в рамках действующего законодательства. Тем более что мы работаем только со страховыми компаниями, подписавшими с нами соответствующие договоры, а не со всеми членами МТСБУ.

— «Финанс-Лайн» является собственником «Лафорта»?

— Нет. Это аутсорсинг.

— А как связана компания «Маркс. Капитал» с «Финанс-Лайном»?

— У нас сугубо деловые отношения.

— Есть ли у вас общие акционеры?

— Нет.

— С какими страховщиками вы сейчас еще сотрудничаете?

— С «Добробутом», «ИнтерТрансПолисом» и Украинской экологической страховой компанией.

— Работаете ли вы с компанией «Страховые традиции», которая сейчас проходит процедуру банкротства?

— Нет.

— Планируете ли начинать работу с другими СК?

— Если к нам обратятся их акционеры или руководители, то, конечно, будем рассматривать их предложения.

— К вам обращаются только «проблемные» компании или же вы готовы сотрудничать и со стабильно работающими страховщиками?

— Дело в том, что действующие компании могут и сами выполнять свои обязательства. Мы предоставляем услуги тем, кто оказался в безвыходной ситуации: когда у компании нет возможности заплатить клиентам возмещение. Пострадавшим работать с МТСБУ напрямую сложно: это долго и довольно затратно. Мы же берем все эти расходы на себя, а клиенту предлагаем выплатить сразу часть суммы. Получить возмещение клиент теоретически может и в результате банкротства и ликвидации страховщика, но в украинских реалиях ждать завершения этих процедур можно не один год.

— Какую часть страхового возмещения вы выплачиваете клиенту?

— Клиент на руки получает от 30% до 50% начисленной суммы. Окончательный размер зависит от суммы долга (чем больше сумма, тем выше процент), пакета документов, предоставленного нам клиентом, и срока, который прошел с момента наступления страхового случая (чем больше срок, тем меньше процент). Если прошло много времени, то шансы найти виновника ДТП и получить с него выплату очень низкие.

— Как происходит процесс передачи долгов?

— «Финанс-Лайн» получает от клиента весь пакет документов для получения страхового возмещения и передает его нам. Если клиент согласен сотрудничать с нами, то мы выплачиваем ему деньги максимум в течение двух недель и уже самостоятельно решаем, как вернуть средства в каждом конкретном случае.

— Требуете ли вы от клиента дополнительные документы?

— Нет. Нам нужен стандартный пакет документов, который страхователь предоставляет страховщику для получения страхового возмещения

— Вы выкупаете долги за счет собственных средств?

— Как за счет собственных, так и за счет заемных. Помимо работы с проблемными СК, мы работаем и с банками — предоставляем услуги классического факторинга. Но с проблемной задолженностью банков не работаем.

— На какую сумму вы уже выкупили долгов СК?

— Где-то на 20 млн грн, полностью рассчитавшись со страхователями.

— МТСБУ после завершения процедуры банкротства СК возвращает средства только физлицам. Вы же — юрлицо. Имеете ли вы право получать деньги из фондов бюро?

— Да. Мы выступаем от имени физлица на основании договора цессии: клиент уступает нам право требовать возмещение от страховщика.

— Получение денег от МТСБУ — долгий процесс…

— Согласен. Но мы работаем не только с МТСБУ. Есть регрессы к третьим лицам.

— Вы уже обращались в суды?

— Да. Случай от случая отличается, но часть средств таким образом все же можно вернуть.

— Какова в среднем сумма регресса?

— 10 тыс. грн. При меньшей сумме обращаться в суд нет смысла: судебные издержки «съедят» всю прибыль.

— На какую рентабельность бизнеса вы рассчитываете?

— Мы рассчитываем на 10%. Но не стоит забывать, что этот бизнес очень растянут во времени.

— Такая схема работает только в ОСАГО?

— Пока да. Мы сейчас нарабатываем опыт. Для страхового рынка это довольно новая услуга, поэтому надо опробовать, как она будет работать.

— Сколько вы уже работаете на рынке?

— Активно мы начали работать с начала 2012 года. Со страховщиками сотрудничаем с конца лета прошлого года.

— Не обращались ли к вам клиенты других СК, которые не могут получить выплату?

— Обращались. Но если компания работает, то решать эти вопросы должны она и клиент самостоятельно. Мы вмешиваемся тогда, когда от СК получить уже нечего.