Страшно за посевы

Страшно за посевы

Сфера страхования сельхозрисков в Украине в этом сезоне подверглась радикальному «покращенню»: в результате создания Агрострахового пула правила игры оказались настолько туманны, что даже ведущие игроки предпочитают на эту тему особенно не распространяться.

Агрострахование в нашей стране никогда не было ни удобно, ни доступно для большинства сельхозпроизводителей. Одна из причин — отсутствие нормальной государственной поддержки программы страхования агропродукции. Для фермеров страховые платежи подешевели (благодаря господдержке) лишь в 2005-2008 гг. — что немедленно привело к росту рынка. С 2009-го субсидии больше не предоставлялись, и площади застрахованных посевов резко упали.

Чтобы продемонстрировать заботу, власть инициировала и ввела в действие Закон Украины «Об особенностях страхования сельскохозяйственной продукции с государственной поддержкой», которым было объявлено о создании единого объединения страховщиков — Пула. Вне рамок этой организации ни одна страховая компания теперь не может претендовать на предоставление услуг с государственным субсидированием (из бюджета страхователю компенсируется часть платежа) — а сам Пул должен обеспечить стандартные и прозрачные процедуры работы.

Затея прекрасная — но на практике все выглядит пока что не так радужно. Например, пока что в состав Пула вошло всего 4 страховые компании. Менее десятка на сегодняшний момент получили лицензии на право заниматься агрострахованием.

О том, что ждет рынок (и соответственно сельхозпроизводителя) еженедельнику рассказывали Гари Роше (далее — Г. Р.), руководитель программы «Развитие агрострахования и агрофинансирования в Украине» (программа осуществляется Международной финансовой корпорацией — IFC, Группой Всемирного банка, которая в последние годы проводила анализ рынка агрострахования страны) и Владимир Трубка (далее — В. Т.), руководитель отдела страхования сельскохозяйственных рисков СК «ПРОВИДНА» (эта компания в 2012 г. застраховала больше всего посевов в стране — 126 тыс. га, или 17,3% от всего объема рынка).

— Что показало начало года: насколько оказались оправданы опасения некоторых игроков страхового рынка по поводу того, что создание Агрострахового пула — это в современных реалиях попытка монополизации с использованием административного ресурса?

Г. Р. — Аграрный страховой пул, по сути, является воплощением модели партнерства государства и частного сектора. В состав Пула входят частные страховые компании, соответственно не стоит говорить о государственной монополизации. Страховые компаний могут предоставлять услуги агрострахования и не будучи членом Агрострахового пула. Правда, в таком случае это будет добровольное страхование вне программы государственной поддержки.

Основные опасения некоторых игроков агрострахового рынка относятся к членству в Пуле. Агростраховой пул должен быть открыт для страховых компаний, проявивших желание стать его членами и являющихся достаточно квалифицированными.

В. Т. — Мы предпочли бы оставить этот вопрос без ответа.

— Насколько существующая система субсидированного агрострахования защищена от попыток «поглощения» госсредств с использованием схем имитации страховых случаев?

Г. Р. — Ключевой вопрос в том, заинтересованы ли страховые компании внедрять системы, в которых риски мошенничества, как со стороны страховщика, так и со стороны страхователя, минимизированы.

Сегодня проект IFC предлагает страховым компаниям внедрение такой системы (она называется «Система ответственного страхования»), которая способна защитить всех игроков рынка. Кроме того, использование стандартных страховых продуктов, с четко прописанными методиками и процедурами, значительно уменьшит предоставление некачественных услуг агрострахования и заключение сомнительных договоров, которые не перестраховываются должным образом.

В. Т. — Государственные средства от мошенничества в случае имитации страховых событий защищены на 100%, потому что государство не принимает участия в выплатах при наступлении страхового события. Государство лишь возвращает страхователю до 50% уплаченного страхового платежа. В случае имитации страхового события убытки несут страховые компании, застраховавшие посев.

— Велика ли угроза того, что из-за новых правил игры на рынке агрострахования предусмотренные в бюджете средства останутся в этом году неосвоенными?

Г. Р. — Новые правила игры призваны улучшить качество предоставления услуг в сфере страхования с/х рисков. Что касается наличия и освоения бюджетных средств, наш проект данной информацией не располагает.

В. Т. — Мы предпочли бы оставить этот вопрос без ответа.

— Стоит ли понимать, что внедрение в рамках Пула практики сострахования ставит перед клиентом новые риски — затягивание выплат?

Г. Р. — Вопрос затягивания выплат — это предмет ответственности страховой компании перед клиентом и защита его прав. Что касается сострахования, то в рамках работы с Пулом мы проводим анализ этой практики и изучаем возможности использования наиболее оптимальной модели удержания и передачи рисков.

Вообще же в Украине такой механизм (сострахование) используется очень редко. Как я уже говорил, это и не должно быть главным заданием на сегодняшний день. Некоторые компании, которые уже не первый год работают на рынке агрострахования, осторожно относятся к участию в системе сострахования. Мы также считаем, что и агропроизводители пока не особо приветствуют этот механизм.

В. Т. — Теоретически нормально организованное сострахование не может привести к затягиванию с выплатами. На сегодняшний день принцип сострахования, который будет применен в Пуле, остается неясным для участников рынка.
Метеорологи тормозят страховщиков

— Как обстоят дела с выплатой госсубсидий по субсидированному агрострахованию по результатам 2012 г.?

Г. Р. — Объемы страхования осеннего сезона (если учитывать продукты с господдержкой) в прошлом году были незначительными — в рамках государственной программы было застраховано немногим более 3тыс. гектаров. И судя по текущей ситуации на рынке, страхования с/хпродукции с господдержкой этой весной не будет.

В. Т. — В госбюджете2012 не были предусмотрены средства для субсидирования страхования сельхозкультур. Но Министерство аграрной политики и продовольствия заявляло о готовности потратить осенью минувшего года на страхование озимой пшеницы 70 млн. грн. Сельскохозяйственный пул осенью 2012 г. застраховал около 3000 га озимой пшеницы на общую сумму страховых платежей почти 140 тыс. грн. Аграриям, застраховавшим свои посевы, должно быть компенсировано 70 тыс. грн.

— Насколько выросли ставки премии в этом сезоне из-за регулярной убыточности для агростраховщиков ряда культур — в первую очередь озимого рапса?

Г. Р. — Ставки премии для определенного продукта по страхованию отдельных с/х культур рассчитываются на основе исторических данных за последние 30 лет. Катастрофический год может значительно повлиять на рост ставок . Прошлый год не являлся катастрофическим. Последние несколько лет наблюдается тенденция к постепенному увеличению ставок премий, что связано не с регулярной убыточностью, а с уходом от фиктивного страхования.

В. Т. — По нашим данным, ставки премий в этом году ни на одну сельхозкультуру не выросли. Убыточность страхования рапса, особенно на период перезимовки, действительно высока, но повысить тарифы практически невозможно — аграрии просто не будут страховать свои посевы по высоким тарифам.

Многие компании, которые не первый год занимаются агрострахованием, получив большие показатели убыточности, отказываются от соглашений по рапсу. Страховые компании, недавно занимающиеся данным видом деятельности, или компании, предлагающие договоры с малой долей ответственности, страхуют посевы по низким тарифам. И аграрии на это «клюют». Поэтому на практике тарифы не повышаются.

— Насколько в сфере агрострахования ощущается нехватка институтов независимых аварийных комиссаров? Оправданно ли отводить такую роль сотрудникам Госсельхозинспекции?

Г. Р. — Летом прошлого года состоялся первый выпуск аварийных комиссаров в рамках государственной программы по их подготовке, в результате которой 30 специалистов получили квалификационные свидетельства. Некоторые из выпускников являются частными предпринимателями и работают самостоятельно, кто-то — сотрудники страховых компаний.

Наш проект считает целесообразным формирование саморегулируемого объединения аварийных комиссаров. И здесь мы опять возвращаемся к вопросу ответственного страхования. Существует международный опыт использования системы защиты прав потребителя, которая сегодня в полном объеме, к сожалению, не внедрена ни одним отечественным финансовым институтом.

В. Т. — В 2012 г. на базе Национального университета биоресурсов и природопользования было проведено обучение аварийных комиссаров сельскохозяйственного страхования. Три десятка человек (в том числе два сотрудника «СК «ПРОВИДНА») получили сертификаты аварийных комиссаров по проведению урегулирования убытков в аграрном страховании. Для объемов сельхозстрахования, которое сейчас существует в Украине, этого вполне достаточно. В случае же существенного увеличения объемов такого страхования провести обучение дополнительного персонала несложно.

А вот отводить роль аварийных комиссаров представителям Госсельхозинспекции было бы неправильно, так как такие специалисты работают в регионах и всегда «на стороне» сельхозпроизводителя. В результате урегулирование убытков будет необъективным, и станет очень сложно исключить риск мошенничества.

— Насколько данные украинской гидрометеорологии позволяют страховым компаниям адекватно оценивать погодные риски? Есть ли нужда в модернизации этой системы (с точки зрения страховщиков)?

Г. Р. — На сегодняшний день, к сожалению, мы не можем утверждать о достаточности погодных данных для разработки продуктов страхования и расчета ставок премии. Для агрострахования очень важно иметь достоверные и четкие данные за достаточно длительный период (30 последних лет или даже больше), которые ежегодно обновляются. Команда нашего проекта пробовала использовать доступные данные, но процесс их получения оказался очень проблематичным и требовал значительных финансовых ресурсов.

В. Т. — Данные украинской гидрометеорологии адекватны в сельскохозяйственном страховании только при наступлении масштабных погодных рисков: засуха, наводнение и пр.

Расстояние между метеопостами в Украине около 30-50 км. Поэтому их данные для целей агрострахования малопригодны. Модернизация гидрометеорологии (не только для целей страхования), конечно, необходима. Однако учитывая современные технические возможности (метеостанции полностью автоматические, цифровые), такая модернизация стоит немалых денег.

Убыточность при хорошей погоде

— Количество страховых продуктов по субсидированному агрострахованию крайне ограничено. Каких продуктов с господдержкой остро не хватает рынку? Каких вообще продуктов в агростраховании недостает агропроизводителю? Что сдерживает, в частности, появление полного спектра страховых услуг для животноводства?

Г. Р. — Разработка и внедрение страхового продукта для отдельной с/х культуры требует в среднем 6-9месяцев. Закон о государственной поддержке вступил в силу 1 июля прошлого года. Государственные органы (Министерство аграрной политики и продовольства, Национальная комиссия, осуществляющая госрегулирование рынков финансовых услуг, Кабинет Министров), Аграрный страховой пул при поддержке нашего проекта работают над разработкой новых страховых продуктов в рамках государственной программы.

Если прошлой осенью страховали посевы озимой пшеницы по программе государственной поддержки, то на весенний сезон разрабатываются к внедрению страхование урожая озимых пшеницы, ячменя и ржи. Также планируется разработка продукта для кукурузы и озимых зерновых на весь цикл производства. Закон о господдержке также предусматривает и животноводческую продукцию, на что необходимо время.

В. Т. — В большом количестве страховых продуктов сельскохозяйственное страхование (с господдержкой и без таковой) не нуждается.

Необходимыми для рынка (и государства в том числе) являются продукты по страхованию посевов озимых культур на период перезимовки и страхованию урожая основных с/хкультур. Такие продукты должны покрывать полный перечень рисков — неблагоприятные погодные условия и пр., иметь различные варианты страховой защиты в зависимости от стоимости страхования на выбор страхователя, а также прописывать четкие и понятные процедуры урегулирования убытков и определения размера выплаты возмещения.

Должны быть застрахованы основные отраслеобразующие культуры с относительно невысокой рентабельностью. Для Украины это озимые и яровые зерновые (пшеница, ячмень, рожь).

Основной риск для озимых культур — гибель во время перезимовки, соответственно нужен страховой продукт комплексного страхования на случай гибели в этот период.

На весенне-летний период необходим продукт комплексного страхования будущего урожая. Такие качественные страховые продукты сейчас на рынке имеются, и этого вполне достаточно.

По страхованию животных субсидирование пока предусмотрено только законом «О сельскохозяйственном страховании с государственной поддержкой», но реальных инициатив по выделению соответствующих средств в госбюджете, а также разработке продуктов и порядка субсидирования пока нет. Но вместе с тем по страхованию животных на рынке есть страховые продукты, предоставляющие качественную страховую защиту как для физических, так и для юрлиц. Они предусматривают страховое покрытие на случай болезней, стихийных явлений, пожара, несчастного случая и противоправных действий третьих лиц.

— Что сдерживает страховые компании от работы на рынке агрострахования, ведь убыточность в данном секторе (в целом) достаточно низка?

Г. Р. — На самом деле, как показал кризис 2008 г., сельскохозяйственный сектор стал единственной зоной, которая не только пережила сложное время кризиса, а и показала позитивную динамику к росту.

При этом есть много факторов, способствующих или сдерживающих вхождение страховых компаний на рынок агрострахования. Среди этих факторов основными являются, с позиции агропроизводителя: осознание потребности в агростраховании как инструменте управления рисками, достаточность ресурсов (и в связи с этим господдержка очень важна), доверие к страховым компаниям; с позиции страховщика: знание специфики аграрного сектора и понимание ответственности перед клиентом.

В. Т. — Основная проблема страховых компаний, которые занимаются или хотят заниматься сельскохозяйственным страхованием, — это малое количество квалифицированных специалистов. Были случаи, когда в один сезон страхования, с посевами, застрахованными в одном регионе (и соответственно с одинаковыми погодными условиями) одна страховая компания имела убыточность 50%, а другая — 300%.

В большинстве случаев высокая убыточность агрострахования в сезон с благоприятными погодными условиями — результат некачественной работы страховщиков.

Кроме того, низкая убыточность сельскохозяйственного страхования — это миф. Во всех странах, которые активно занимаются агрострахованием, его убыточность в среднем в пределах 50-60%. Такие показатели по итогам 7-10 лет являются нормой и для Украины. В сельхозстраховании бывают 2-3 года с убыточностью 20-25%, один год в 5-7 лет — с убыточностью 300-500%.

— Услугами агрострахования, как правило, пользуются преимущественно крупные производители — да и то порой лишь для оформления форвардных закупок. Что может повысить привлекательность страховых услуг для небольших фермеров, что способно подтолкнуть заключение договоров на средние и некрупные участки посевов?

Г. Р. — Проект IFC «Развитие агрострахования в Украине» разработал и предложил рынку ряд стандартных страховых продуктов, которые могут использовать как крупные производители, так и средние и фермерские хозяйства. Эти продукты также закладываются в основу страховых продуктов в рамках программы государственной поддержки агрострахования.

Не секрет, что агрострахование — это довольно дорогой вид страхования. Именно здесь важна роль и участие государства. Эффективная и прозрачная система государственной поддержки агропроизводителей сделает страхование более привлекательным для сельхозпроизводителей.

В. Т. — Услугами агрострахования сегодня пользуются как крупные, так и средние и мелкие сельхозпроизводители. Некоторый приоритет в объемах агрострахования имеют крупные агрохолдинги и агрофирмы. По нашим данным, на крупные агрофирмы приходится около 60% застрахованных посевов, на средних и мелких фермеров — около 40%.

Повысить привлекательность сельскохозяйственного страхования может только его реалистичность и прозрачность — которые подтверждаются выплатами страховых компаний в случае гибели посевов или снижения урожайности при неблагоприятных погодных условиях.

Сергей НЕЖДАНОВ