К кому приходят деньги

К кому приходят деньги

С уходом западных банков из Украины изменился финансовый сектор страны — деньги украинцев теперь концентрируются исключительно в руках отечественных и российских банкиров, лишь стремящихся достичь европейских стандартов обслуживания клиентов
С другой стороны, отток западных финучреждений существенно оживил отечественный банковский сектор, отмечает Сергей Черненко, председатель правления банка ПУМБ. По его словам, на рынке появились новые ниши, в которых теперь конкурируют украинские и российские игроки.
«Это добавляет внутреннюю динамику при относительно невысоком темпе развития банковской системы в целом», — подчеркивает Черненко.
Крупным калибром
Изменение ландшафта банковского сектора Украины уже нашло свое отображение и в рейтинге самых надежных банков по версии Корреспондента и Dragon Capital. К примеру, места ушедших с рынка Erste Bank и ING Bank в десятке лучших заняли другие окрепшие игроки.
ПУМБ, входящий в группу СКМ Рината Ахметова, благодаря стабильно успешным финансовым показателям поднялся с 15-го на седьмое место. А французский гигант Креди Агриколь Банк переместился с 16-й на четвертую позицию, завершив объединение с родственным КИБ Креди Агриколь и войдя в пятерку лучших банков списка по уровню рентабельности (23%).
Еще больше укрепил позиции, поднявшись с третьей на вторую строку рейтинга, Райффайзен Банк Аваль, пятое по размеру активов финучреждение Украины, главный акционер которого — австрийская группа Raiffeisen Bank International AG. Правда, в середине октября банковский сектор переполошило известие о том, что его готовят к продаже. Однако председатель правления Владимир Лавренчук поспешил опровергнуть эту информацию.
«Данные слухи являются безосновательными, что подтвердили наши акционеры», — заявил Лавренчук Корреспонденту.
Убедительности его словам придают результаты, которые демонстрирует Райффайзен Банк Аваль, значительно сокративший расходы после кризиса. Нынешний год стал для него самым успешным с момента приобретения Аваля австрийцами в 2005-м. За первое полугодие 2013-го банк нарастил прибыль более чем в 30 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (до 522 млн грн.), а также повысил рентабельность капитала с 4% в 2012 году до 15,5% в первом квартале 2013-го.
Неслучайно в рейтинге издания Райффайзен Банк Аваль по надежности конкурирует лишь с незыблемыми столпами — государственными Ощадбанком (первое место) и Укрэксимбанком (третье).
С этой высоты финучреждение может позволить себе спокойный взгляд на штормящий банковский сектор Украины. По словам Лавренчука, уход иностранных коллег Райффайзен Банк Аваль воспринимает как дополнительную возможность: в компании надеются пополнить клиентскую базу за счет клиентов этих учреждений, ценящих западные стандарты обслуживания.
Впрочем, Райффайзен Банк Аваль — скорее счастливое исключение из общей картины.
За нишу уходящих западных банков сражаются, в первую очередь, крупные отечественные и российские игроки, отмечают эксперты. Их главные преимущества — готовность принимать правила, в рамках которых существует украинский рынок, понимание его специфики и менталитета местных клиентов, поясняет Туюкова. Кроме того, локальных игроков отличают более агрессивные и рискованные стратегии развития, чем традиционно сдержанных западных инвесторов.
Вместе с необходимостью выживать в крайне сложной среде, где единственным востребованным продуктом остается розничное кредитование, броуновское движение на украинском банковском рынке дало толчок целой волне укрупнений и слияний.
Так, в октябре стало известно, что основной акционер Дельта Банка, Николай Лагун, планирует объединить активы финучреждения с тремя другими банками, которые он выкупил за последний год, — шведским Swedbank (сейчас — Омега Банк), греческим Астра Банком и Кредитпромбанком, 48% которого принадлежали группе европейских компаний.
Плодом такого слияния станет рождение одного из крупнейших финучреждений на рынке. За последние пять лет Дельта Банк поднялся с 31-го места по объему активов (5,5 млрд грн. в конце 2008 года) до четвертого (47,6 млрд грн. в конце июня 2013-го). При этом за первое полугодие 2013-го банк увеличил портфель депозитов населения на 60%.
Не менее активно в борьбу за деньги украинских граждан включился и Сбербанк России, за первые два квартала нарастив объем потребительских депозитов на 33%. Украинскую дочку Сбербанка, согласно заявленным планам, ждет интеграция с бывшим Фольксбанком: Сбербанк России выкупил австрийское финучреждение два года назад.
Рыночной долей уходящих иностранных банков интересуются и крупные украинские бизнес-структуры, способные переориентировать выкупленное учреждение под определенный сегмент экономики. Так, напоминает Туюкова, нидерландский VAB Банк, приобретенный агромиллионером Олегом Бахматюком, сейчас делает ставку на кредитование агросектора. К слову, Бахматюк уже заявил о планах объединить этот актив с другим своим банком — Финансовой инициативой.
Вес на рынке увеличивают и украинские финучреждения, избравшие путь укрупнения даже без приобретения иностранных активов. К примеру, ПУМБ, два года назад присоединивший к себе родственный Донгорбанк, с начала нынешнего года нарастил активы почти на четверть, до 35 млрд грн. А чистая его прибыль за январь-сентябрь 2013-го (303 млн грн.) в полтора раза превысила результат аналогичного периода минувшего года.
Успешно объединившимся финучреждениям проще выдерживать конкуренцию, комментирует банковскую консолидацию Туюкова.
Европейский стандарт
Уровень конкуренции в банковском секторе Украины был бы на голову выше с участием западных игроков, убеждены специалисты отрасли.
«Нас не радует тот факт, что с рынка уходят иностранные банки, — сетует Галина Жукова, директор по розничному бизнесу и сети французского Креди Агриколь Банка. — Здоровая конкуренция с другими международными группами оказывает положительное влияние на украинский рынок».
Чего он может лишиться без такого влияния? В первую очередь, стандартов бизнес-этики, опасается Дмитрий Яблоновский, руководитель отдела финансовых исследований GfK Ukraine. Помимо специфических технологий, многими из которых уже овладели и украинские банки, иностранные финучреждения привнесли на украинский рынок и этические принципы.
Именно западные игроки задавали тон в том, что касается стандартов обслуживания, деловой этики, отношений с проблемными клиентами, а также поведения в случае наличия проблем у самого банка.
«Вы понимаете, что с таким банком вам никогда не понадобится Фонд гарантирования вкладов, так как он сделает все для того, чтобы сохранить репутацию», — отмечает Яблоновский, высказывая надежду, что ведущие украинские финучреждения теперь тоже будут дорожить своим именем.
Иностранные банки действительно изменили банковскую среду Украины, соглашается Черненко. По его словам, уже сейчас пришло время борьбы за клиента не ценовыми методами, а за счет качества обслуживания — оперативности и точности оказания услуг, профессионального консультирования, прозрачности условий обслуживания, наличия программ лояльности, а также широкого выбора продуктов и услуг.
В свою очередь, с каждым годом растет и требовательность клиентов, говорит Краснов. Украинцы теперь более ответственно подходят к выбору финансового партнера, интересуются нефинансовой жизнью банков и их репутацией, обращают все больше внимания на скорость обслуживания.
Последнее заметили и в ПриватБанке, одним из главных преимуществ которого, помимо крупнейшего в Украине объема активов, эксперты называют постоянное внедрение инноваций на рынке. Так, среди главных достижений года Александр Дубилет, глава правления ПриватБанка, называет переход на обслуживание юрлиц в круглосуточном режиме.
«Сегодня каждый пятый наш корпоративный клиент проводит платежи в ночное время, выходные и праздники», — говорит Дубилет Корреспонденту.
В одной лодке
Хотя главные опасения из-за ухода зарубежных банков эксперты связывают вовсе не со сферой обслуживания. Учреждения с западным капиталом были важной частью фундамента устойчивости отечественного банковского сектора.
Туюкова напоминает, что пять лет назад около 40% капитала банковской системы приходилось на европейские банки, и именно их материнские структуры с приходом кризиса обеспечили финансовую поддержку своим украинским дочкам. Вместе с вливаниями со стороны государства и локальных акционеров это помогло избежать наихудших последствий.
«Риски и кризисный эффект распространились на многих участников, и мы пережили его намного лучше», — подчеркивает Туюкова.
Украинские же инвесторы, по ее словам, имеют гораздо более скромные ресурсы для пополнения капитала и поддержания своих банков на случай кризиса ликвидности или других проблем. Неслучайно в рейтинге нынешнего года был увеличен вес такого показателя надежности банка, как возможность его поддержки со стороны акционера.
Рассчитывать же на возвращение иностранных игроков не приходится как минимум до улучшения экономической ситуации в Украине, считает Александр Сугоняко, глава Ассоциации украинских банков. Он отмечает, что падение экономики влечет за собой ухудшение качества кредитных портфелей, а значит — потерю капиталов и увеличение рисков банкротства. Все это выгоняет западные банки из страны, резюмирует эксперт.
Не способствуют их деятельности в Украине и проблемы с прозрачностью отечественной бизнес-среды. Так, многим иностранным банкам пришлось столкнуться с невозможностью взыскания залогов через украинскую судебную систему, говорит Яблоновский.
«К сожалению, в Украине отсутствуют эффективные механизмы расчистки баланса от проблемной задолженности, — подтверждает Лавренчук. — Это отрицательно влияет на привлекательность нашей банковской системы в глазах инвесторов».
Впрочем, отмечает Лавренчук, по оценкам аналитиков Райффайзен Банка Аваль, доля западного капитала в украинской банковской системе вряд ли опустится ниже 10%.
При условии решения ключевых проблем отечественный рынок остается весьма интересным для иностранного капитала, не теряет оптимизма Туюкова. К примеру, насыщенность рынка ипотеки — соотношение ипотечных кредитов к ВВП — в Украине очень низка, порядка 5%, в то время как в других странах Восточной Европы данный показатель достигает 20-30%. А значит, отложенный спрос в этом секторе очень велик, поясняет аналитик Dragon Capital.
К тому же, оставаясь развивающейся страной, Украина неминуемо будет полагаться на банковское финансирование для реализации необходимых инфраструктурных и бизнес-проектов, что станет особенно актуально после преодоления рецессии.
«Если не расшатывать лодку, мы благополучно пройдем сложный период и западный интерес еще вернется к украинским банкам», — уверена Туюкова.