«Нужно сделать публичной продажу активов проблемных банков»

«Нужно сделать публичной продажу активов проблемных банков»

Глава НБУ Валерия Гонтарева о реформировании банковского сектора

В первой части интервью глава НБУ Валерия Гонтарева рассказала о реформировании НБУ. Во второй части разговора корреспонденты FinMaidan Виктория Руденко и Руслан Черный затронули проблему выданного рефинансирования банкам, реструктуризации валютных кредитов ипотечных заемщиков и шансов спасти Банк Форум.
– Банки утверждают, что получить рефинансирование очень непросто. Нацбанк выделял средства очень избирательно.
– В первом полугодии 2014-го объем предоставленного Национальным банком рефинансирования составил 120 млрд грн, что в 1,7 раза больше, чем за весь прошлый год. Говорить об ужесточении рефинансирования в этих условиях, по меньшей мере, некорректно. Если НБУ соглашается выдать кредит банку, то делает это лишь под залог активов. Но у всех кредитных учреждений ситуация разная. У некоторых мало хороших активов, которые НБУ может взять в залог. Поэтому говорить, что кому-то не дали кредит, потому что не захотели, я бы не спешила. Нужно разобраться, а были ли в таком банке ликвидные залоги для получения денег?
– Банкиры говорят, что не могли получить кредит даже под залог высококлассных активов.
– Думаю, что в ближайшее время нам нужно сделать публичной продажу Фондом активов проблемных банков. Я хочу, чтобы все увидели, что банки давали в залог под рефинансирование НБУ. Пример недавнего времени. Когда мы переводили один из банков в категорию проблемных, выяснилось, что активов под залог рефинансирования с покрытием 0,25 не хватило даже на половину суммы. Хотя в залоге были кредиты первой и второй категории, проводилась оценка активов, все было подтверждено документально. Я уже запросила список оценщиков, которые работали с этим банком. Хочу пообщаться с ними, чтобы понять, каким образом происходила оценка. Если у банка есть залоги и акционер хочет, чтобы банк жил и работал дальше, то никто и никогда не отказывал такому учреждению в рефинансировании.
– Как правило, после принятия решения об отказе в рефинансировании и до момента введения временной администрации владельцы успевают вывести хорошие активы. Так, например, было в банках Павла Борулько «Европейский» и «Национальный кредит».
– Мне сложно говорить о том, что было раньше. Скорее всего, в этих банках не было качественных активов, раз им отказали в рефинансировании. Приведу пример. 16 июля НБУ провел тендер на 90 дней без ограничения суммы, предложив банкам получить рефинансирование под 14,25% годовых под залог высоколиквидных активов – ОВГЗ. Удовлетворяли все заявки в полном объеме. В результате рефинансирование получил 21 банк на сумму более чем 5,2 млрд грн. Вопрос: банкам не нужны деньги или у них попросту нет высоколиквидных активов?
– Какие изменения произойдут в сфере рефинансирования?
– Я хочу, чтобы действующие постановления реально работали. В 2009 году было принято постановление № 259, которое позволяет Нацбанку выдавать рефинансирование сроком до 90 дней под залог высококлассных активов – ОВГЗ и валюты. Есть постановление № 48 от 6 февраля текущего года. При оттоке депозитов оно предоставляет банкам возможность получать рефинансирование сроком до одного года, опять-таки – под залог госбумаг. Ставка по таким кредитам составляет полторы учетные ставки. Можете представить, насколько невыгодно сейчас брать деньги под это постановление. Но с другой стороны, любые деньги, которые вам выданы как помощь, должны быть действительно необходимы. И вы должны быть заинтересованы в том, чтобы вернуть их, а не заменять ими ваши пассивы.
Руководствуясь нормами этих постановлений, за шесть месяцев текущего года в рамках тендерного рефинансирования банкам было выдано около 30 млрд грн, из которых 8,4 млрд грн – в рамках постановления № 48 (напомню, 16 июля выдано около 5,24 млрд грн.) У нас недостаточно развит рынок ОВГЗ. 60% госбумаг сконцентрированы в портфеле Нацбанка, а если учесть портфель госбанков, тогда доля госучреждений превысит 80%. Есть банки, у которых в портфеле совсем нет ОВГЗ, поэтому воспользоваться этим постановлением они в принципе не могут. Мы договорились с МВФ, что будем строить рынок капитала и начнем с рынка ОВГЗ. Уже создана рабочая группа с представителями Минфина. Мы решили, что все, что касается финансирования сроком до 90 дней, – как предоставления ликвидности через механизмы рефинансирования, так и изъятия избыточной ликвидности через продажу депозитных сертификатов, – это будет наша территория. А Минфин уже будет делать выпуски ОВГЗ на срок от 90 дней. В дальнейшем мы будем расширять наши горизонты.
– Но банки могли же взять стабкредит, по которому в залог принимались не только ОВГЗ?
– Да, такая возможность появилась в 2008 году. Кредит можно было получить на два года с возможностью пролонгации, но с общим сроком не более пяти лет. С 2008 года выдано стабкредитов на сумму 115 млрд грн. Из них 91,5 млрд грн – с 2008 по 2013 годы, а 23,6 млрд грн – в этом году. Стабилизационный кредит – это уже кредит для выравнивания каких-либо дисбалансов, а не просто для пополнения ликвидности. Мы берем эти банки под контроль, можем ограничивать операции и вводить куратора. Проблема стабкредитов в том, что кредитные учреждения отдавали в залог в основном ипотеку, причем по завышенным ценам. Это была либо прямая ипотека, либо ипотечные кредиты. В то же время первоклассные кредиты под залог целостных имущественных комплексов, корпоративные права, валютную выручку от экспортеров, НБУ в залог не брал. А ведь это самое качественное обеспечение, так что сейчас мы будем менять принципы выдачи таких кредитов. В этом году Национальный банк выдал 23 млрд грн кредитов на сохранение ликвидности – банкам, которые испытывали проблемы с ликвидностью, на срок до одного года. По моим подсчетам, на сегодня общая задолженность банков по кредитам – 91 млрд грн, из которых 72,6 млрд грн – по стабкредитам и 18,5 млрд грн – по кредитам на сохранение ликвидности.
– После выдачи стабкредита в работе банка устанавливаются определенные ограничения, например, он не может открывать новые отделения. Некоторые банки умудряются обходить такие запреты. Что будете делать с нарушителями?
– Пока я еще не успела хорошо наладить аудит, поэтому проконтролировать поименно, кто сколько получил и кто что нарушил, не могу.
– Когда вы планируете начать процедуру пересмотра полученных Нацбанком залогов?
– Для начала нам нужно провести полную инвентаризацию залогов. Это задачу я уже поставила перед своими подчиненными. Будем привлекать аудиторов и оценщиков из «большой четверки» либо из «дочерних» компаний западных структур. Мне бы очень хотелось посмотреть на реальную стоимость залогов, которые есть в нашем портфеле.
– Потом будете требовать от банков довнести залоги?
– Я не исключаю такого развития событий. Кроме того, если окажется, что банк не выполняет какие-то наши требования, мы сможем отозвать стабкредит. Но мне не хотелось бы, чтобы до этого дошло дело. Все-таки наша задача – обеспечить стабильность банковской системы.
– Как будете бороться с откатами чиновникам НБУ в системе рефинансирования?
– Моя цель – сделать механизмы рефинансирования настолько прозрачными, чтобы возможностей для откатов не было. Я считаю, что первым шагом к этому стал тендер 16 июля. На самом деле у общественности больше всего вопросов по предоставлению рефинансирования поступало именно по постановлению № 91, принятому в феврале. Оно позволяет предоставить кредит банку для сохранения его ликвидности при условии уменьшения вкладов на 2% за последние пять рабочих дней. Раскрывать суммы и названия банков я не имею права. Не могу я комментировать и информацию, которая появляется в открытых источниках относительно сумм, выданных конкретным банкам. Но я рекомендую не оценивать абсолютные цифры. Эти данные необходимо соотносить с размером банка. У меня на самом деле практически нет вопросов по большим банкам, есть вопросы по мелким.
Постановление № 91 позволило кредитным учреждениям приносить в залог все то, что было нехарактерно для других постановлений. Если вы мне скажете, что это было неправильно, то я вам напомню, что отток депозитов по системе составил 20%. Если бы НБУ не предоставил системе ликвидность, а сделать это нужно было за считаные дни, то она бы просто легла. Постановление было принято для «тушения пожара». Сейчас есть вопросы к оценщикам. Например, залог оценивался с коэффициентом 0,25, а сейчас оказывается, что там и 0,12 нет. Эти факты свидетельствуют о том, что банки фальсифицировали свою отчетность. Нацбанк просто на потоке брал все эти залоги, потому что решения нужно было принимать незамедлительно. Сейчас будем все это проверять. Я рада, что постановление № 91 было отменено еще до моего прихода, так как это было не рыночным инструментом, а средством «тушения пожара».
– Как вы считаете, должны ли госбанки забирать у частных банков на обслуживание все госпредприятия и с помощью НБУ финансировать дефицит госбюджета?
– Госбанки не должны финансировать госбюджет. Поэтому мы и хотим развить рынок капитала, чтобы ОВГЗ покупали не только госбанки, но и другие участники рынки. Для этого же мы и рейтинги Украины стараемся улучшить, чтобы на внешних рынках украинские бумаги пользовались спросом у инвесторов и Минфину не приходилось договариваться с каждым покупателем.
– Как вы предлагаете решить конфликтную ситуацию с валютными заемщиками?
– Наша позиция изложена в законопроекте Руслана Князевича. Нам даже удалось убедить МВФ в необходимости конвертации валютных кредитов, хотя изначально они были против этого. В законопроект сейчас будет внесен ряд технических деталей. Например, заемщик должен будет доказать, что не может обслуживать кредит. Только в таком случае он сможет его конвертировать.
– Вы считаете, что остаток по кредиту в 1 млн грн на начало года – это достаточный лимит?
– Мы стремимся помочь нормальным дисциплинированным заемщикам. Кредиты брались в 2005-2007 годах. Если заемщик исправно платил по кредиту все эти годы, то у него остаток на сегодня должен быть даже меньше, чем 1 млн грн. А если он шесть лет не платил банку, то он уже давно должен быть в суде.
– Вы считаете, что законопроект Князевича снимет напряжение в обществе?
– Кроме войны на востоке Украины, я не вижу, какой еще фактор создает напряженность в обществе. Что касается остальных проблем, то как определить, что создает большую напряженность в обществе: неспособность некоторых заемщиков платить по кредитам или невозможность вкладчиков забрать свои вклады? Развалим банки, чтобы и остальные вкладчики не смогли забрать свои средства? Везде должен быть здравый смысл. Банки пошли на компромисс: они согласились конвертировать кредиты по нынешнему курсу с сохранением валютной ставки по кредиту. Да, у заемщика увеличивается тело кредита, при этом ставка у него остается в два раза ниже, чем у его соседа, который изначально брал кредит в гривне. Ведь банки сейчас привлекают фондирование у населения по гораздо более высокой ставке. Всем нравится нести средства на депозиты по высоким ставкам, поэтому кредиты в гривне у нас и дорогие. А рассрочка платежа на более длительный срок не меняет ежемесячный платеж заемщика. Вот вам и компромисс. Я не буду заниматься популизмом.
– Вадим Новинский на встрече с вкладчиками Банка Форум сказал, что ваша позиция относительно «спасения» Банка Форум смягчилась. Какие вы видите варианты развития ситуации?
– Моя позиция неизменна. Банк нельзя реанимировать. Я встречалась с членами общественного совета Нацбанка, с инициативной группой вкладчиков Банка Форум и с Вадимом Новинским. Я сказала ему, что при мне он бы даже не попал в список инвесторов, которые могут претендовать на покупку Банка Форум на тендере. Банк ведь и пошел на ликвидацию потому, что вкладчики отказались от его предложения по конвертации депозитов в облигации и акции. Более того, если бы Вадим Новинский выиграл этот тендер и получил бы обратно Банк Форум, после первого же стресс-теста ему необходимо было бы докапитализировать банк на миллиарды гривен. Мне такая позиция непонятна. При Нацбанке уже создана рабочая группа, в которую вошли представители Нацбанка и ФГВФЛ, а также будут привлекаться представители инициативных групп проблемных банков. Постараемся объяснить им, как обстояли дела в банке на самом деле. Также под контролем общества следует провести открытые и прозрачные торги активами Банка Форум, и все увидят их качество и смогут их купить.
— Что вы думаете по поводу иска против Украины, который был подан в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров вкладчикамиКредитпромбанка – КУА «Практика»?
— Я помню эту сделку нерезидентов с Кредитпромбанком: инвесторы покупали бумаги банка по 10-50% от номинала. А почему теперь именно эта компания не понравиласьНиколаю Лагуну, не знаю, как и не знаю, должно ли государство возвращать этот долг.
– Это была единственная компания, чьи средства на такую большую сумму были переведены в депозит.
– Я не думаю, что Николай Лагун руководствовался именно этой аргументацией.
– Он сказал, что подавшие в суд – нерезиденты, а все нерезиденты получили по 20% средств.
– Я подтверждаю, что мы продавали этот банк со стороны акционеров, и нерезиденты получили по 20% от суммыинвестиций. И были счастливы, что получили по 20% от вложений в банк, который был продан за $1. Говорит ли это о том, что КУА «Практика» тоже должна была получить 20%, я не знаю. Она же вроде как резидент Украины, возможно для резидентов были другие условия.
– То есть, вы считаете, что ничего с этим депозитом делать не нужно до решения суда?
– Какого суда?
– Международного арбитража.
– Я бы хотела, чтоб у нас прошел международный арбитраж по ситуации в Крыму. Хотела бы понять, когда нам вернут наши здания, наши деньги, которые там лежат. Я вам скажу, что меня это волнует в разы больше, чем депозит КУА «Практика».
Виктория Руденко, Руслан Черный